среда, 2 октября 2013 г.

Слова пространства в пространстве слов (часть 2)

Публикуем вторую часть текста Натальи Владимировны Пономарёвой, посвященного слову верх.

Продолжаем наш разговор о пространстве и пространственных словах. Напомню, что отраженные в языке представления о пространстве составляют один из важнейших фрагментов так называемой языковой картины мира. А мир вокруг нас, как известно, состоит в том числе и из нематериальных объектов.
Очевидно, что «описание некоторого фрагмента пространства» является вовсе не единственной функцией языковых единиц, отражающих локативные (пространственные) отношения. Эти единицы, как мы говорили ранее, регулярно используются для характеристики явлений, принадлежащих не физическому, а социальному пространству: иерархических отношений (социальная иерархия, социальная лестница), интеллектуальных, моральных, духовных феноменов (изысканность, вкус, блаженство, знание, сила и т.д.) и пр.

Вернемся к слову верх (все приведенные ниже контексты взяты из Национального корпуса русского языка).
Это слово может называть часть социального объекта, который традиционно обозначается метафорическим выражением социальная лестница или пирамида: Естественно, при такой структуре на верху пирамиды кружили миллионы, а внизу оказывались тысячи разорившихся распространителей. При этом рядом со словом верх не обязательно будет зависимое слово: У него есть выходы на самый верх, ты это прекрасно знаешь. Затем слово логично попадает в следующую семантическую общность – «социальная группа людей», обозначая либо высшие, руководящие круги государства (Говорят, идея этого сбора вызвала раздражение верхов), либо известные, привилегированные слои общества (То есть вы становитесь полноценным голливудским актером. Поднимаетесь на первую ступеньку лестницы, ведущей на самый верх).
Довольно часто имя топологической зоны верх употребляется со словами, называющими абстрактные «предметы» – свойства, качества, состояния, которые могут быть явлены в большей или меньшей степени: верх мудрости, верх цинизма, верх совершенства, верх неприличия и т.п. Как показывают контексты, ограничений на сочетания со словами положительной и отрицательной семантики верх не имеет и потому вполне может синтаксически управлять антонимами: мудрость, ум – глупость; логика, последовательность – бестолковщина; изысканность, утончённость – бесстыдство; компетентность, мастерство – дилетантство; величие – лакейство. Плохо или хорошо – крайней точкой, пределом для нас всегда является верх.
Слово верх в значении ‘превосходство, преимущество в чем-л.’ представлено во фразеологизмах брать (взять) верх ‘добиваться преимущества, одолевать’ и одержать верх ‘взять верх, добиться победы в чём-либо, одолеть’: Волчата осмелели, любопытство взяло верх, им захотелось затеять игру с этим странным, бегающим как заводной, невиданным, голокожим двуногим зверем. Интересно, что одерживают верх в основном люди (в качестве подлежащего чаще всего выступают названия лица): моя дорогая бабуля / Иванушка-дурачок / девушка / радикалы / слуги / русские / Иванов / люди / маменька / Алёша и т.п., а берут верх, как правило, непредметные сущности – чувства, желания, мысли и т.п.: в качестве подлежащих выступают привычка / добро/ терпимость / любопытство / мысль / эмоции / здравый смысл / точка зрения / настроение / аргументы / вежливость и т.д.
Слово верх развивает еще одно значение – ‘нечто возвышенное, принадлежащее духовной сфере (в противоположность материальному, низменному, земному)’. Эта лексема, как правило, употребляется достаточно специфически: ее значение проясняют контекстуальные синонимы (Их союз – как союз тьмы и света, низа и верха, зимы и лета красного. Одно другому противолежит, да одно без другого не бывает). Следует отметить, что о таком метафорическом осмыслении пространственного понятия верх писал в работе, посвященной образу мира у Данте, М.М. Бахтин: «Буквально и с гениальной последовательностью и силой осуществляет это вытягивание мира (исторического в своем существе) по вертикали Данте. Он строит изумительную пластическую картину мира, напряженно живущего и движущегося по вертикали вверх и вниз: девять кругов ада ниже земли, над ними семь кругов чистилища, над ними десять небес. Грубая материальность людей и вещей внизу и только свет и голос вверху». Как кажется, такое осмысление пространства связано с древнейшими представлениями человека об устройстве мира.
Интересно, что это значение существительного верх возникает на фоне соотносительных значений существительного высота и прилагательного высокий (ср.: высокий ‘полный глубокого, необыденного содержания, возвышенный’: высокие помыслы, высокая душа; аналогично – духовная высота, высота души и т.п.).
Пока остановимся на этом. Можно самостоятельно поразмышлять, как ведут себя в речи другие имена топологических зон – низ, перёд, зад, бок. Все ли из них могут обозначать элементы нефизического пространства? А если сравнить употребление точных антонимов (например, слов верх и низ), что получится?
Пространство языка велико – и не менее велико наслаждение познавать его законы!

Комментариев нет:

Отправить комментарий