понедельник, 31 декабря 2012 г.

О волках, лошадях и людях

На рождественской вечеринке отделения славистики пели песню «В лесу родилась елочка».
То есть все вместе пели только первый, общеизвестный, куплет, а про зайчишку, волка и уж тем более мохноногую лошадку – главным образом носители языка.
Потом носители языка отвечали на вопросы: неносителей, например, интересовало, как именно порою пробегал волк, то есть что значит русское слово рысцою.

Вечеринка располагала к выбору наглядных способов толкования, поэтому один из коллег попытался изобразить обсуждаемый способ бега, а после добавил, что это то же самое, что английское jogging, заимствованное во многие языки. Эй, сказали другие носители, ты же говоришь не про рысцу, а про трусцу. Ну да, а какая разница, не понял рассказчик.

Видимо, правы были обе стороны. Действительно, что такое рысца? Мелкая рысь, то есть мелкий бег. А трусца? Неторопливый бег, мелкая рысь, сообщает нам словарь. Таким образом, перед нами синонимы. Можно ли, однако, в любом контексте заменить одно слово на другое без ущерба для смысла и сочетаемости целого предложения? Очевидно, нет. Трусцой прежде всего бегают люди, рысцой
животные (так можно сказать и о человеке, но только в переносном смысле – именно с целью уподобить его животному).

Употребление слова мохноногий, кстати, демонстрирует нам то же свойство лексических единиц языка (оно называется лексической сочетаемостью или лексическими ограничениями на сочетаемость - см. подробнее, например, в монографии Ю.Д.Апресяна «Лексическая семантика» (здесь можно обнаружить ее часть)). Словарь толкует лексему мохноногий так: 'с мохнатыми ногами'. Мохнатый, в свою очередь, значит 'покрытый, обросший шерстью, волосами'. Человеческие ноги довольно часто бывают покрыты волосами, однако назвать человека мохноногим всерьез вряд ли возможно.

Другие примеры такого рода перечислены в упомянутой монографии Ю.Д.Апресяна. Скажем, прилагательные близкий и скорый значат одно и то же: 'такой, который должен начать иметь место через небольшой промежуток времени', но близкое будущее нельзя назвать скорым, а в сочетание до свидания невозможно вставить определение близкий – только скорый.

Такие ограничения необъяснимы на современном этапе развития языка и представляют большие сложности для иностранцев. Они еще раз демонстрируют, что язык на отдельных своих участках может быть нелогичен, что он развивается стихийно и порою не соответствует нашим ожиданиям. В частности за это мы его и любим.

Кафедра русского языка и общего языкознания ИГУ поздравляет читателей блога с Новым годом. Всего вам самого лучшего! Оставайтесь с нами в 2013-м.

Комментариев нет:

Отправить комментарий